новости велфар казахстан у нашей мамы диагноз деменция 2016
Елене было 40 лет, когда она впервые начала замечать все странности в поведении своей мамы. Со временем Елена поняла, что это вовсе не характер и не капризы мамы, а первые признаки заболевания.

«Сегодня же выписываю вашу маму! Заберите ее из больницы.», – врач не просил, а требовал.

Моя мама неудачно сломала ногу, и в связи с этим лежала в хирургии вторую неделю. Я сразу и не поняла в чем дело. Врач не мог успокоиться и продолжил разговор, он сказал, что моя мама преподаватель литературы и одна из самых тактичных женщин в мире ходит по больнице, ругается со всеми врачами и просит лечить ее от выдуманных заболевании. Пациенты жалуются. На кого? На мою маму –? В тот день, я подумала, что это абсурд, после чего я сразу же забрала маму домой.

Однажды, когда все спали, мама проснулась в три часа ночи и объявила, что чем-то пахнет. Для того, чтобы моя мама успокоилась, я не стала ей перечить и мы с ней начали ходить по комнатам, затем я вышла в подъезд, походила по лестнице снизу вверх, а когда я вернулась и открыла балконную дверь, чтобы проветрить, я была в шоке от увиденного: в наш двор въезжали пожарные машины. Моя мама все-таки позвонила по телефону 01 и сообщила им о пожаре! «Кто-то у вас тут сапоги гуталином от души начистил!» – сказал пожарный, зайдя к нам в квартиру и потянув носом. К счастью, никаких штрафов за ложный вызов он нам не предъявил.

Думаю, это были первые признаки заболевания, но я этого сразу не поняла, все время оправдывая себе мамино странное поведение. Вначале подумала, что в клинике под капельницами в нее влили слишком много препаратов или это побочный эффект от препаратов, что в то время принимала моя мама.

Через год, мама снова сломала свою ногу, тогда ей было уже 70, та нога срослась неправильно, а мама категорически не хотела делать операцию. Мама лежала дома, ну а я зарабатывала деньги на сиделок. Со временем я убедила маму  ходить на ходунках, и вскоре на лето я перевезла маму на нашу дачу. Появилась странная проблема: сиделки все время уходили, они не хотели работать. Они не могли вынести того, что их подопечная уходит посреди ночи ловить такси, чтобы ее обратно отвезли в Екатеринбург. Иногда мама требовала немедленно идти пешком в городскую квартиру, для того, чтобы она получила «радиописьмо» от своей дочери, то есть от меня. После всего случившегося, я призналась себе что, что-то идет не так.

С течением времени поведение мамы все менялось. Маме стало сложно подбирать слова, иногда она теряла ориентацию и могла о чем-то меня попросить, думая, что мне 13 лет и мы сейчас в деревне у бабушки. Мама стала агрессивной и конфликтной – «вы меня очень плохо кормите», «мне всегда жарко (холодно)», «со мной никто не говорит». У нее появилась непреодолимая тяга к кошкам, мама всегда знала что у меня аллергия,  но она все равно требовала, чтобы мы завели кота. На нашей даче жил рыжий кот, как только я заходила в дом, так начинали течь слезы.

Кот прудил посреди дома во всех комнатах и во всю обувь подряд. Мама ничего этого не замечала. В тот момент я активно пыталась заработать как можно больше денег, плюс после волны кризиса ожидали сокращения на работе, все мысли были заняты работой и у меня даже не было времени подумать что с мамой что-то идет не так. Я думала, что мама всего лишь стареет и мне не нравится, как это происходит, но я не знала, насколько необратимо то, что случилось с ней.

Время от времени у мамы бывали приступы голода, но при проверке врачи не находили диабета. В эти дни мама не наедалась, и даже могла есть целыми днями. Мама обижалась, заглядывая в чужую тарелку. Мама могла съесть все из своей, а после кушать из тарелок семьи. А ведь раньше она была человеком широкой души, мама всех нас угощала, кормила… Раньше мы с мамой смотрели телевизор и обсуждали передачи, а сейчас хоть она и сидела с включенным телевизором, но ничего не понимала, ничего не помнила и не могла пересказать ни одного сюжета. При всем этом, она отлично помнила свое детство, эвакуацию за Урал. Она многократно рассказывала одни и те же рассказы. Когда к нам приезжали гости и я им говорила что у мамы непорядок с головой, то они мне не верили. Им казалось, что я все выдумываю. Мама все не могла запомнить, где я работаю. Но помнила в деталях все, что касалось моего отца, который умер 10 лет назад. Однажды на работе я стала свидетелем как моя коллега мило разговаривала со своей мамой и на том конце провода ей давали полезные советы. И в этот момент я поняла, что я также не могу позвонить своей маме, что я совсем одна.

Ранее моя мама очень сильно беспокоилась о моей жизни, бывала несправедлива, но она все четко планировала, ведь именно она настояла на том, чтобы я поступила в университет, а потом помогла мне устроиться в издательство. Мы были в одной команде, рядом со мной всегда был лучший друг, который понимал и поддерживал меня. И все это рухнуло. Мы с мамой поменялись ролями, теперь я чувствовала, что у меня есть старенькая дочка, которая нуждается в моей помощи и заботе.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *