Краткий обзор

Аутизм – это расстройство, связанное с неврологическим развитием, которое вызывает значительное нарушение функции социализации и коммуникации. Аутизм также ассоциируется с ритуализованным и стереотипным поведением. Последние исследования предполагают как гипер- , так и гипо-глутаматергические идеологии в отношении аутизма. Целью данных исследований было определить воздействие мемантина плюс рисперидона в лечении детей с аутизмом. Методом случайного выбора, детям с аутизмом был назначен рисперидон плюс мемантиy, или плацебо плюс рисперидон для 10-ти недельного, двойного слепого, плацебо-контролируемого исследования. Вводилась капельно доза рисперидона до 3 мг/день и доза мемантина – до 20 мг/день. Оценивалось состояние детей на исходном уровне и после 2, 4, 6, 8 и 10 недель начала ведения протокола медикаментозного лечения.  Первичным критерием эффективности была подшкала раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C).  Различие между двумя группами лечения  было значительным, в связи с тем, что группа, получавшая мемантин, имела большее снижение в показателях подшкалы ABC-C в отношении раздражительности, стереотипного поведения и гиперактивности. Во время исследования было обнаружено восемь побочных эффектов из 25 побочных эффектов, включенных в лист наблюдения. Различие между двумя группами по частоте обнаружения побочных эффектов не было значительным.  Настоящее исследование предполагает, что мемантин возможно применять в стратегии дополнительного лечения аутизма, и он хорошо переносился испытуемыми. Данное испытание зарегистрировано  в Иранском реестре клинических исследований (IRCT1138901151556N10 ; www.irct.ir).

Получено 10 января 2012; Рассмотрено 3 апреля 2012; Изменено 6 июля 2012; Принято 10 июля 2012

Ключевые слова: Аутизм, глютамат, мемантин, N-метил D- аспарат, исследование.

Введение

Аутическое расстройство является одной из групп расстройств нервно-психического развития, известные как аутистические расстройства (PDDs).    Данные расстройства характеризуются тремя основными дефицитами: нарушение коммуникативных навыков; нарушение социального взаимодействия; ограниченные, повторяющиеся  и стереотипные образцы поведения или круга интересов. Аутизм также был известен под названием, как заболевание аутического спектра (ASD), потому что степень тяжести и проявление симптомов колебались в широком диапазоне, изменяясь от незначительных социальных нарушений, до серьезных проблем, связанных с развитием и поведением. В Соединенных Штатах примерно у одного ребенок из 88 встречается эффект заболевания аутического спектра.  Заболевания аутичексого спектра — это  обычно пожизненная хроническая нетрудоспособность (Мохаммади & Акхондзадех, 2007). Основные симптомы данного заболевания требуют постоянного и целенаправленного медицинского, поведенческого и образовательного вмешательства. Симптомы, связанные с данным заболеванием, а именно такие, как гиперактивность, тревожное состояние, агрессивность, бессонница и желудочно-кишечные симптомы также являются обычным явлением для заболевания аутичексого спектра, и требуют целенаправленного лечения как   традиционной и комплементарной медицины, так и лечения альтернативной медициной (Мохаммади & Акхондзадех, 2007). В настоящее время не существует лечение основных симптомов аутизма. Однако, несколько групп лекарственных средств, включая атипичные нейролептики, применялись в лечении таких поведенческих проблем, как агрессивность и членовредительство (Назиир, 2011). Фармакологическое воздействие может способствовать внедрению поведенческих методов лечения путем снижения влияния таких сопутствующих симптомов, как гиперактивность и раздражительность (МакФитерс и др., 2011). Глютамат, основной возбуждающий нейромедиатор, в высокой степени концентрируется во всем головном мозге, и является крайне важным для нейрональной пластичности и поддерживающей терапии осуществления когнитивной функции (Карлсон, 2012). Однако выявленный избыток глютамата является сильнодействующим нейротоксином, который убивает нервные клетки, и считается причиной патологии некоторых психоневрологических  расстройств (Карлсон, 2012). Недавно была предложена гипер-глутаматергическая гипотеза аутизма, основанная на доказательствах наличия гипер-глютамата в головном мозге индивидуумов с аутизмом (Фатиме и др., 2011). Данная гипотеза  предложена исходя из нескольких наборов данных. Например, уровень скорость-лимитирующих ферментов глютамата кислоты  декарбоксилаза 65 и 67 был снижен в головном мозге субъектов исследования с аутизмом (Фатиме и др., 2002). В дополнение к этому,  в головном мозгу субъектов исследования с аутизмом был обнаружен повышенный глиоз, дающий основание предполагать, что увеличение числа глиальных клеток может содействовать увеличению наличия глютамата в головном мозге (Лоренс & Фатиме, 2005). Сообщалось о том, что ранний детский аутизм является  гипо-глутаматергическим расстройством. Данная гипотеза основывается на двух результатах исследования: (1) нейро анатомические и нейровизуализационные исследования, указывающие на отклонения в участках мозга  с высоким содержанием нейронов глутамата; (2) сходство между симптомами, вызванные антагонистами N-метил D- аспарат (NMDA) у здоровых субъектов исследования и тех наблюдаемых с аутизмом (Карлссон, 1998).

Мемантин (1-амино-3, 5- диметиладамантан) является лекарственным средством для лечения болезни Альцгеймера средней и высокой степени, и одобрено Управлением по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов США.    Данный лекарственный препарат блокирует N-метил D- аспарат (NMDA) ионный канал, связанный с рецепторами, подобно магнезии путем связывания с или около центра связывания с магнезией (Липтон, 2004).  Мемантин действует как неконкурентный, низкоаффинный блокатор с открытым каналом, который преимущественно входит в рецептор канала, когда он  максимально открыт (Липтон, 2004).  Было проведено четыре открытых исследования, по изучению применения мемантина при аутическом расстройстве (Чез и др., 2007; Эриксон и др., 2007; Найдерхофер , 2007; Олей и др., 2006). Данные исследования демонстрируют  улучшения с клиническими проявлениями – в частности поведенческие —  у субъектов исследования, принимающие мемантин. Тем не менее, недостаточность двойного слепого метода исследования или контроля групп, является  слабой стороной данных исследований. Мы даем оценку воздействия мемантина плюс рисперидона  в лечение аутических расстройств. Насколько нам известно, данное исследование является первым двойным слепым исследованием и плацебо-контролируемым клиническим исследованием, определяющее дополнительную роль мемантина в лечении аутизма.

Метод

Данное плацебо-контролируемое клиническое исследование проводилось в течение 10 недель в параллельных группах в специальной клинике для лечения аутизма, в клинике для амбулаторных больных детей Госпиталь Рузбех [Тегеранский Университет медицинских наук (TUMS), Иран] с января 2009 до января 2011.

Участники

Для участия в проекте принимались дети в возрасте от 4 до 12 лет, если они отвечали критерию Диагностико-статистическому руководству по психиатрическим расстройствам (DSM-IV-TR), что считается необходимым при диагнозе аутизм (Американская ассоциация психиатров (APA), 2007). Оценка критерия  для диагноза аутизм, которую дает  Диагностико-статистическое руководство Американской ассоциации психиатров,  проводилась для каждого ребенка, чтобы подготовить документацию по диагнозу перед началом исследования. Диагноз подтверждался детским психиатром (Мохаммади М.Р.) на основе поведенческого обследования ребенка и полу структурированного интервью родителей на шесть и более   критериев Диагностико-статистическому руководству по психиатрическим расстройствам (DSM-IV-TR) по диагнозу аутизм. По шкале раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением – Сообщество (ABC-C ) дети должны были иметь показатели ≥ 12 на этапе скрининга и исходного уровня (Аман и др., 1985). Дополнительно к этому, диагноз подтверждался результатами  диагностического  интервью по аутизму – пересмотренное, которое проводилось опытным детским психиатром (Лорд и др., 1994).  При выборе участников не было регионарных ограничений, так как они отбирались педиатрами,  врачами общей практики и родителями из различных районов Тегерана и различных регионов Ирана.  Основная жалоба детей, отобранных для участия в проекте, заключалась в тяжелых дизраптивных симптомах, связанных с аутическим расстройством и с наибольшим количеством обращений за медицинским вмешательством. Критерием не включения были сопутствующие симптомы шизофрении или психическое расстройство, наличие в анамнезе наркотической или алкогольной зависимости, или поздняя дискинезия, получение любого лечения нейролептическими средствами в течение 6 месяцев до внесения в список участников исследования, или наличие любых значительных, активных нарушений состояния здоровья. По причине опасений, относящихся к этике, которые подняли на рассмотрение Экспертный совет организации (ЭСО), мы не прерывали лечение пациентов для того, чтобы они находились на этапе без медикаментозного вмешательства на момент начала исследования. Вместо этого, мы включили в список участников тех пациентов, которые не употребляли какие-либо лекарственные средства в течение 6 месяцев до становления участником исследования по различным причинам (такие, как прерывание лечения по желанию родителей).    Умственная отсталость тяжелой степени, что делает диагноз аутизма неокончательным, (на основании клинической оценки детского психиатра), также являлась критерием исключения. Потенциальные субъекты исследования отстранялись от исследования, если они ранее принимали мемантин. В дополнение к этому, прекращали свое участие в исследовании дети, страдающие активными эпилептическими припадками. Комитет по этике Тегеранского Университета медицинских наук  утвердил протокол (TUMS) (Грант No : 6964). Исследование проводилось в соответствии с Хельсинской Декларацией и последующими поправками, и был утвержден Комитетом по этике Тегеранского Университета медицинских наук (TUMS). Перед началом участия в исследовании, от родителей детей были получены письменные информированные согласия. Данное исследование зарегистрировано   в Реестре клинических исследований Ирана (IRCT1138901151556N10; www.irct.ir).

План клинического исследования

Сорок пациентов методом случайного выбора были распределены на две группы  с равным количеством людей, каждой из которых был назначен мемантин (Эбикса; АО Лундбек, Дания) плюс рисперидон (Риспердал; Джанссен Фармацетикал, Бельгия) или плацебо плюс рисперидон сроком 10 недель. Доза рисперидона (таблетки 0.5 мг) была повышена до 2 мг/день (начальная доза составляла 0.5 мг с  последующим увеличением дозы с шаговым повышением еженедельной дозировки на  0.5 мг в течение первых трех недель), назначенная детям с весом тела от 10 до 40 кг,  и дозировка 3 мг/день, назначенная детям с весом тела >40 кг. Участники исследования начали прием мемантина с дозы в 5 мг/день (капсуловидная таблетка 5 мг) один раз в день, принимая ее либо целиком, или в измельченном виде. Данная доза то повышалась, то снижалась на 5 мг каждую неделю. Дозировка данной группы детей постепенно повышалась до максимального уровня, который составлял 15 мг/день, вес которых был от 10 до 40 кг., и максимальная доза для детей весом  >40 kg составляла 20 мг/день. По внешнему виду плацебо было идентично (форма, размер, цвет и вкус), и отпускался фармацевтом, принимающий участие в исследовании экспериментального препарата. Мы начали прием обоих лекарственных средств (мемантин и рисперидон) одновременно. Хотя некоторые пациенты получили психосоциальную интервенцию перед началом исследования, они не получали никакого психосоциального лечения в течение исследования.

Результат лечения

Первичным критерием эффективности являлась подшкала раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C) (Аман и др., 1985).  Подшкала раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C) является инструментом из 58 параметров, используемый для оценки наличия и степени тяжести расстройства социального поведения, и для определения отдельных пациентов с нарушением развития для оценки по шкале.  Выделяется пять типов поведенческих нарушений, три из которых относятся к основным дефицитам аутизма (заторможенность/социальное отчуждение, стереотипное поведение и неадекватная речь) и оставшиеся два типа дают оценку соответствующих  нарушений (раздражительность, гиперактивность/ неподчинение). Шкала оценок подшкалы раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C) применялась в нескольких исследованиях населения Ирана (Акхондзадэх и др., 2004, 2010; Асадабади и др., 2012; Резаей и др., 2010). При применении шкалы оценок подшкалы раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C), эксперт следовал инструкциям по стандартизации. Среднее снижение в показателях по субшкале  раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C) от исходного уровня использовалось в качестве критерия эффективности результата лечения. Оценка экстрапирамидных симптомов производилась с использованием шкалы оценки экстрапирамидных симптомов (Чуйнард и др., 1980). Отбор пациентов в случайном порядке для получения мемантина или плацебо в пропорции 1:1, производился через код, сформированный компьютером. Результаты оценки хранились в непрозрачных конвертах, скрепленных печатью до анализа полученных данных. Оценка каждого ребенка производилась по шкале оценки подшкалы раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C) на исходном уровне и на 2, 4, 6, 8 и 10 неделе (конечная точка). На протяжении всего периода исследования, для лица, отвечающего за выдачу лекарственных средств, оценщика и пациентов данные по оценке были закрытыми.  Оценка пациентов выполнялась штатным психиатром (M. S.) при содействии родителей детей (поведенческая оценка осуществлялась штатным психиатром и родителями детей каждые 2 недели).  Штатный психиатр прошел обучение на детского психиатра с использованием переведенной версии шкалы оценки подшкалы раздражительности в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C) и полностью оформленного Листа наблюдения за отклоняющимся поведением (ABC-C) после проведения интервью с родителями участников исследования.

Побочные эффекты

Побочные эффекты записывались каждые 2 недели, начиная со второй недели исследования с использованием листа наблюдения, который вел студент медицинского факультета. Входные данные записывались исходя из ответов родителей.  Оценка особенностей поведения и побочных эффектов завершалась независимым экспертом по оценке.

Статистическая оценка

Представленные результаты являются средними ± стандартные отклонения, и рассматриваются как значимые отклонения на уровне р ≤ 0.05. Использовали результаты анализа двухсторонних повторных измерений дисперсии. В анализе рассматривались две группы в отношении между субъектным фактором (группа) и  пятью измерениями во время лечения, рассматриваемое в качестве внутри субъектного фактора (время). Для сравнения ключевых показателей, оценка отклонений в частоте побочных эффектов и частоте экстрапирамидных симптомов с двумя схемами лечения производилась с использованием точного критерия Фишера. С типом 1 ошибка a=0.05 и b=0.2, и конечное отклонение в счете между двумя группами на подшкале раздражительности ABC-C составил минимум 5 единиц, и был подсчитан необходимый размер выборки, который составил минимум 15 пациентов в каждой группе.

Результаты:

Сорок детей расположили в случайном порядке для проведения исследования.  В соответствии с базовыми демографическим данными,  включая возраст и пол, пациенты обеих групп (рисперидон+мемантин в сравнении с рисперидон + плацебо) являлись статистически тождественными (Схема 1 и Таблица 1). Все дети принимали участие до конца исследования, и все исходные данные были учтены.

Мемантин в сравнении с плацебо: субшкала раздражительности

Показатели средних ± стандартных отклонений двух групп пациентов показаны в Таблице 2. Различие между двумя видами лечения были значительными, на что указывает результат взаимодействия «группа-время» (F=21.48, d.f.=1.78, pf0.001).

Мемантин в сравнении с плацебо: субшкала заторможенности/социального отчуждения

Показатели средних ± стандартных отклонений двух групп пациентов показаны в Таблице 2. Различие между двумя видами лечения не были значительными, на что указывает результат взаимодействия «группа-время» (F=2.56, d.f.=1.43, p=0.10).

Мемантин в сравнении с плацебо: подшкала стереотипного поведения

Показатели средних ± стандартных отклонений двух групп пациентов показаны в Таблице 2. Различие между двумя видами лечения были значительными, на что указывает результат взаимодействия «группа-время» (F=30.42, d.f.=1.53, pf0.01).

Мемантин в сравнении с плацебо: подшкала гиперактивности/неподчинения

Показатели средних ± стандартных отклонений двух групп пациентов показаны в Таблице 2. Различие между двумя видами лечения были значительными, на что указывает результат взаимодействия «группа-время» (F=153.50, d.f.=1.53, pf0.01).

Мемантин в сравнении с плацебо: подшкала неадекватной речи

Показатели средних ± стандартных отклонений двух групп пациентов показаны в Таблице 2. Различие между двумя видами лечения не были значительными, на что указывает результат взаимодействия «группа-время» (F=2.04, d.f.=2.20, p=0.13).

схема 1

Схема 1. Схема РАСПРЕДЕЛЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ, где показано размещение всех субъектов, вовлеченных в исследование.

Таблица 1. Характеристики пациентов

Рисперидон+мемантин Рисперидон+плацебо p
Возраст [среднее±стандартное отклонение] (год) 7.42 (1.48) [11 (макс.) & 4 (мин.)] 7.97± (1.68) [11 (макс.) & 5 (мин)] 0.32
Пол Мальчики: 11; Девочки: 9 Мальчики: 12; Девочки: 8 1.00
Исходный вес, кг., среднее±стандартное отклонение 25.30±6.98 24.95±7.12 0.87
Средняя доза рисперидона к концу 3 недели 2.00 мг/день 2.00 мг/день 1.00
История предыдущей терапии Рисперидон: 17; Галоперидол: 2 Рисперидон: 16; Галоперидол: 4 1.00
Подшкала раздражительности  неделя 0 (среднее±стандартное отклонение) 18.25±1.55 17.65±3.74 0.51
Заторможенность/социальное отчуждение 16.55±4.26 16.85±3.48 0.80
неделя 0 (среднее±стандартное отклонение)
Подшкала стереотипного поведения неделя 0 8.83±3.08 8.26±2.67 0.53
(среднее±стандартное отклонение)
Подшкала гиперактивности/неподчинения 23.00±4.69 22.45±7.91 0.79
неделя 0 (среднее±стандартное отклонение.)
Подшкала неадекватной речи неделя 0

среднее±стандартное отклонение.)

6.00±1.36 5.85±1.46 0.73
(среднее±стандартное отклонение.)
Шкала оценки экстрапирамидных симптомов

Экстрапирамидные симптомы наблюдались у пяти и шести пациентов, входящих в ту группу исследуемых, которым был назначен мемантин и плацебо в указанном порядке.  Значительных различий между двумя группами не наблюдалось.

Клинические осложнения и побочные эффекты

Во время исследования были выявлены семь побочных эффектов из 25 побочных эффектов, включенных в лист наблюдения.  Различие между двумя  группами  по частоте побочных эффектов не было значительным (Таблица 3 и дополнительная Таблица 1).

Таблица 2. Среднее ± стандартное отклонение двух групп лечения по пяти субшкалам шкалы оценки Листа наблюдения за отклоняющимся поведением – Сообщество.
Время х
Подшкалы Неделя 0  Неделя 2  Неделя 4 Неделя 6 Неделя 8 Неделя 10 Лечение
Раздражительность
Рисперидон+мемантин  18.25 (1.55 ) 17.25 (1.74) 15.20 (1.67) 12.90 (1.80) 9.85 (2.39 8.90 (1.55) p<0.01
[среднее±стандартное отклонение]
Рисперидон+плацебо

[среднее±стандартное отклонение]

       17.65(3.74) 16.75 (3.36)   15.90 (3.38) 14.95 (3.13) 13.70 (2.92) 12.75 (3.05)
Заторможенность/социальное отчуждение

 

Рисперидон+мемантин

[среднее±стандартное отклонение]

16.55(4.26 ) 15.30 (3.85) 14.45 (3.80) 13.25 (3.24) 12.00 (3.46) 11.65 (3.39) p=0.10
Рисперидон+плацебо

[среднее±стандартное отклонение]

16.85(3.48) 15.90 (2.88) 15.50 (2.30) 14.75 (2.04) 14.05 (2.03) 13.85 (2.10)
Стереотипное поведение

 

Рисперидон+мемантин

[среднее±стандартное отклонение]

8.83(3.08) 7.94 (2.79) 7.05 (2.45) 5.75 (2.02) 4.20 (1.73) 3.30 (1.30) p<0.01
Рисперидон+плацебо

[среднее±стандартное отклонение]

 

8.26(2.67) 8.08 (2.71) 7.62 (2.40) 7.35 (2.13) 7.09 (2.00) 6.99 (1.97)
Гиперактивность/неподчинение  
Рисперидон+мемантин [среднее±стандартное отклонение] 23.00(4.69) 21.00 (4.70) 17.20 (3.53) 13.95 (3.26) 9.00 (2.71) 8.25 (2.19) p<0.01
Рисперидон+плацебо

[среднее±стандартное отклонение]

22.45(7.91) 21.20 (6.89) 18.70 (5.51) 16.85 (4.41) 15.50 (4.23) 13.85 (3.28)
Неадекватная речь

 

Рисперидон+мемантин [среднее±стандартное отклонение] 6.00(1.36) 5.82 (1.31) 5.76 (1.54) 5.16 (1.73) 4.80 (1.98) 4.50 (1.75) p=0.13
Рисперидон+плацебо

[среднее±стандартное отклонение]

5.85(1.46) 5.56 (1.42) 5.21 (1.42) 4.99 (1.44) 4.74 (1.59) 4.69 (1.60)
Таблица 3. Число пациентов с побочными эффектами
p Рисперидон+плацебо Рисперидон+мемантин Побочный эффект
1.00 1 (5 %) 1 (5 %) Боль в животе
1.00 1 (5 %) 1 (5 %) Снижение аппетита
1.00 2 (10 %) 2 (10 %) Увеличение аппетита
1.00 3 (15 %) 3 (15 %) Головокружение
1.00 1 (5 %) 1 (5 %) Бессонница
0.66 2 (10 %) 4 (10 %) Тошнота
0.66 2 (10 %) 4 (15 %) Седативный эффект
1.00 1 (5 %) 2 (10 %) Сыпь
Обсуждение

За последние два десятилетия, произошел значительный прорыв в развитии терапевтической стратегии, как для основных симптомов, так и для симптомов, связанных с расстройствами аутистического спектра (ASD) (Карренти, 2019; Назир, 2001). Несколько научных доказательств поддерживают гипотезу о том, что нарушения глутаматергической нейропередачи  имеют отношение к аутическим расстройствам (Шинох и др., 2006; Смит и др. 2011).  Более того,  антагонисты N-метил D- аспарат (NMDA) оказались в центре повышенного внимания в лечении обсессивно-компульсивного расстройства, шизофрении и расстройства настроения (Зданис и Тампи, 2008).  В соответствии с гипотезами данного исследования, результаты этого испытания, основанные на анализе многочисленных подшкал  Листа наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C), показывают, что лечение мемантином в качестве вспомогательного вещества к респиредону в течение 10 недель значительно больше приводят к снижению показателей подшкалы раздражительности, гиперактивности и стереотипного поведения в Листе наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C), по сравнению с плацебо.  Данные исследования предполагают, что мемантин может быть эффективным в лечении поведенческих проблем у детей, больных аутизмом.

Клинические характеристики пациентов, а именно такие, как пол, возраст и продолжительность заболевания, не отличались между группами, и не могут дать объяснение различиям в терапевтическом эффекте. Насколько нам известно, нет свидетельства относительно фармакокинетического взаимодействия между рисперидоном и мемантином. Мы начали назначать одновременно два препарата (мемантин и рисперидон), чтобы избежать любых потерь, которые могут возникнуть в результате длительного исследования. Однако это не повлияло на результаты нашего испытания, так как мемантин превосходил плацебо в улучшении таких симптомов аутизма, как раздражительность, гиперактивность и стереотипное поведение.

Олей и другие участники (2006) включил 14 субъектов в возрасте от 3 до 12 лет в 8-ми недельное исследование мемантина в отношении пациентов с аутическими расстройствами (Олей и др. 2006). Пациенты получили до 20 мг/день мемантина. В дополнение к комплексному исследованию и анализу когнитивных способностей, так же применяли версию Листа наблюдения за отклоняющимся поведением — Сообщество (ABC-C) по результатам исследования поведения. Исходя из этих показателей, у пациентов были замечены значительные улучшения только в памяти и изменение поведения, включая улучшения в отношении раздражительности, заторможенности,  стереотепии, гиперактивности и неадекватной речи (Олей и др. 2006).   Результаты  данного исследования в отношении раздражительности, гиперактивности и стереотипного поведения согласовывались с Олей и другими участниками. При этом их исследования были открытыми исследованиями.

Ретроспективное исследование, проводимое Эриксоном и другими (2007), где они проводили анализ применения мемантина у 18 пациентов с аутическими расстройствами  в возрасте от 6 до 19 лет. Максимальная доза мемантина составляла 20 мг/день. Показатели исходов включили данные подшкалы Общего клиническое впечатления пациента – подшкалы Степени тяжести и Общего клиническое впечатления пациента – подшкалы улучшения (шкала общего клинического впечатления-улучшения (CGI-I)) и показатели Листа наблюдения за отклоняющимся поведением. Субъекты исследования, в распоряжении которых был Лист наблюдения за отклоняющимся поведением, показали значительные улучшения в гиперактивности по сравнению с исходным уровнем (Эриксон и др., 2007),   который совпадает с результатами настоящего исследования. Однако необходимо отметить, что их исследование было ретроспективным и в небольшом  масштабе.

Чез и другие участники (2007) проводили открытое исследование 151 пациента с аутизмом или с аутическими расстройствами —   без дополнительных уточнений – в пределах возрастной группы 2.58–26.33 лет. Пациенты получили максимальную дозу мемантанина в размере 30 мг/день.   У 70 % пациентов были отмечены клинические улучшения, особенно значительные изменения произошли в речи, поведении и   само стимулирующем стереотипном поведении,  согласно показателям Шкалы общего клинического впечатления-улучшения (CGI-I) (Чез и др., 2007). Однако в данном исследовании не давали объективную оценку. Чез и другие участники (2007) наблюдали наихудшие показатели раздражительности, гиперактивности  и поведения маниакального типа у 18/1550 (11.84 %) пациентов, при том, что настоящее исследование показывает улучшения в подшкале раздражительности. В дополнение к этому, в отличие от результатов настоящего исследования, они сообщают об улучшениях в  рецептивной речи и социальном поведении.

Найдерхофер (2007) описывал исследование серии случаев, изучая действие мемантина в лечении аутизма.  Были вовлечены четыре пациента: два пациента с синдромом Аспергера; один пациент с синдромом Каннера; один пациент с атипичным аутизмом. Субъекты принимали мемантин в дозировке 20 мг/день в течение 4 недель, и исходные результаты были получены с помощью Листа наблюдения за отклоняющимся поведением. Были отмечены значительные улучшения в отношении раздражительности, гиперактивности и неадекватной речи (Найдерхофер, 2007). Насколько нам известно, данное исследование представляет двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование мемантанина у детей с аутизмом. Однако настоящее исследование находится в соответствие с предыдущими  сообщениями относительно роли антагониста N-метил D- аспарат (NMDA) в лечении аутизма (Эриксон и др., 2007; Найдерхофер, 2007; Олей и др., 2006).

Период проведения настоящего исследования был относительно короткий и требует, для подтверждения результатов, более длительных, рандомизированных, контролируемых испытаний.  Значительного различия в частоте побочных эффектов и экстрапирамидальных эффектов не наблюдалось. Тем не менее, есть вероятность того, что исследование было относительно непродолжительным для того, чтобы определить различия в показателях побочных эффектов, и должно рассматриваться как ограничение настоящего исследования.

В заключение, согласно настоящему исследованию лечение  мемантином рассматривается как потенциально хорошо переносимой  дополнительной терапевтической стратегией для больных аутизмом. Хотя,   исследования относительно монотерапии мемантином требует дальнейшей оценки его эффективности в лечение аутизма.

Дополнительный материал

Для получения дополнительного материала к данной статье, посетите сайт по адресу: http://dx.doi.org/10.1017/S1461145712000880

Выражение признательности

Данное исследование являлось аспирантской дипломной работой Доктора  Марьям Шахей для Иранского Совета Психиатрии. Данное исследование получило поддержку от  Тегеранского Университета Медицинских наук, который дал дотацию Профессору Шахин Акхондзадэх (Грант No: 6964)

Али Гхалейха, Махтаб Асадабади, Мохаммад-Реза Мохаммади, Марьям Шахей, Мина Табризи, Реза Хаджиагхаии, Элмира Хассанзадэх и Шахин Акхондзадэх

Международный журнал  по нейропсихофармакологии/Первый просмотр статьи/ январь 2006, стр. 1-7

DOI: 10.1017/S1461145712000880, опубликован в Интернете: 24 сентября 2012

Ссылка  на данную статью: http://journals.cambridge.org/abstract_S1461145712000880

Как ссылаться на статью:

Али Гхалейха, Махтаб Асадабади, Мохаммад-Реза Мохаммади, Марьям Шахей, Мина Табризи, Реза Хаджиагхаи, Эльмира Хассанзадэх и Шахин Акхондзадэх, Мемантин для дополнительного лечения к рисперидону у детей с аутическим расстройством: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование. Международный журнал по нейропсихофармакалогиипо. Доступен на CJO 2012 doi:10.1017/S1461145712000880

Загружено с http://journals.cambridge.org/PNP, IP адрес: 130.237.122.245  14 ноября 2012

Международный журнал по нейропсихофармакалогии, Страница 1 из 7, f CINP 2012

СТАТЬЯ

цио:10.1017/S1461145712000880

Мемантин для дополнительного лечения к рисперидону у детей с аутическим расстройством: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование.

Али Гхалейха1, Махтаб Асадабади2, Мохаммад-Реза Мохаммади2, Марьям Шахей2, Мина Табризи3, Реза Хаджиагхаи4, Эльмира Хассанзадэх 2 и  Шахин Акхондзадэх2

1 Центр исследования поведенческих нарушений и наркотической зависимости, Университет медицинских наук города Хамадан,  Хамадан, Иран

2 Психиатрический исследовательский центр, Госпиталь Рузбэх, Тегеранский Университет медицинских наук, Тегеран, Иран

3 Департамент медицинской генетики, Медицинский факультет,  Тегеранский Университет медицинских наук, Тегеран, Иран

4 Институт лекарственных растений (ACECR), Тегеран, Иран

______________________________________________________

Адрес для направления корреспонденции: Профессор Акхондзадэх С., Доктор фармацевтических наук, Психиатрический научно-исследовательский центр, Психиатрический центр имени Рузбэха, Тегеранский университет медицинских наук, улица Южный Каргат, Тегеран 1337, Иран

Тел.: 98 21 88281866 Факс: +98 21 55419113 Email: s.akhond@neda.net

cinp

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *